ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ НОВОСИБИРСКОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО УЧИЛИЩА
(ЛИЧНЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ)

 

На вопрос "Где учишься?" отвечали странно, но честно:

в музыкальном училище на художественном отделении в театральном училище.


За четыре года учебы мы сменили четыре здания.
Пятым было Музучилище, где проходили общеобразовательные предметы
и, "профилирующий предмет", как шутили учащиеся музыкального училища – ФИЗКУЛЬТУРА


Это было в СССР

В то время из художественных учебных заведений в Новосибирске были Худграф (при Пединституте), и архитектурное отделение при строительном институте СибСтрИн`е
«...нАчать и ухлУбить»

запрещено копирование текста без указания источника
С 1978 года я занимался в изостудии Александра Сергеевича Чернобровцева при ДК им. Чкалова . Было очень интересно, часто Александр Сергеевич затевал интересные рассказы-диспуты о будущем культурном облике Новосибирска, и о том, как городу необходимо художественное образовательное учреждение.

фотки об изостудии

Выступление на вечере 10-летия Студии Чернобровцева
Был уже сентябрь...

Итак, был уже сентябрь Пройдя необходимые экзамены: рисунок (натюрморт из геометрических предметов), живопись (натюрморт из бытовых предметов), композицию (этикетка конфет "Сибирские") и общеобразовательные – историю с диктантом — все экзамены проходили в здании музыкального училища на Ядринцевской — все студийцы поступили на 1 курс.

В ожидании окончания капитального ремонта "нашего" здания Чернобровцев договорился о выделении нам помещений для занятий в театральном училище, которое располагалось на улице Октябрьской – напротив кинотеатра Маяковского. Курс, в том числе и из-за малых аудиторий в театральном училище разбили на 2 группы.

Группы решили делать смешанного возраста. В каждой было почти равное количество учащихся окончивших 10 классов (тогда - полное среднее образование) и 8 классов

Мне было уже 24 года. Такого же примерно возраста, как я было еще несколько человек. Два человека были старше. Лида Петрунева (стоит третья справа), закончившая НГУ – математик, работала в институте аэрогидродинамики; тогда еще были ЭВМ с перфолентой; и Борис Ергалиев (справа), башкир, выросший в детдоме. Молодость его прошла в Казахстане, где он работал на сеялке. В армии оказался в Новосибирске, в 17-м городке, где познакомился со своей будущей женой, и остался в Новосибирске.

Стоят: Плотникова Елена, Роскосы Олеся и Оксана (в одинаковых пальто), Суворова Ольга, Капелюшина Марина, Задорожная Екатерина, Елена Лебедева, Марина Вишнякова, Лида Петрунева, Наташа Кузнецова, Борис Ергалиев, справа сидят: Андрей Колосов (из г. Кызыла), Александр Кобцев

 

По традиции тех лет учеба начиналась с сельхозработ. Нас послали на овощехранилище.

Затем нам показали заброшенное внутри здание - дом купца Маштакова, которое после ремонта должно было стать родным училищем. Там всё было завалено хламом, весь пол был усыпан опилками. Второй этаж вообще – в аварийном состоянии - потолок проваливался, туда не разрешали заходить. Тем не менее туда, на 2-й этаж стихийно заселился все, кому не лень. Там же мы поставили теннисный стол.

1 курс Театральное

Итак, на первом курсе мы занимались в театральном училище возле кинотеатра им. В. Маяковского (на этом снимке – оно, театральное училище, за нашими спинами слева)

"Театралов", как мы называли будущих актеров, мы в основном видели сидящими на подоконниках и "стреляющих" закурить (они всегда "бросали курить"). Многие из них не имели жилья и жили прямо в театральном училище, этакой коммуной.

Как художник должен быть слегка нетрезвым и бородатым, так, видимо, и актёры должны быть привычными к кочевой неустроенности своей жизни.

Обедать ходили на соседнюю улицу Коммунистическую в райком комсомола, или на Красный проспект в магазин "под часами" – там был буфет – пили кофе-чай с булочками.

Итак, нам выделили 2-е смежных комнаты в Театральном училище

Одна небольшая комната была проходная – там был рисунок , другая для живописи чуть больше, и у ней окна с двух сторон.

Зимой живописью можно было заниматься только 4 часа. Гипсов было мало, их приходилось заказывать через директора музыкального училища. Удивительно, как вообще уговорили директора музучилища взять нас под свое крыло !

Натюрмортный фонд создавали, неся из дома все подряд.

С Музучилища нам прислали классного руководителя (на снимке справа)– она была активна, но не прижилась у нас.

комната рисунка

На первом собрании после зачисления мама Оксаны Камыниной так расчувствовалась, что выставила бутылку водки. Чернобровцев, посмотрел на нее хмуро, и сказал, памятуя, видимо, о "профессиональной болезни" всех художников: - "Давайте, чтобы этого у нас не было." Бутылку поставили в сейф, где она простояла какое-то время, и потом эту водку отдали "театралам", чтобы они нам хорошенько попозировали. После этого случая другие "театралы" сами стали приходить и проситься позировать: был самый разгар "сухого закона", спиртное было валютой. Впрочем, они охотно позировали и просто так. Иногда вечером устраивали посиделки. Днём "театралы" долбили за стенкой одну и ту же "Лунную сонату", а вечером заходили "к нам на огонёк" и пели под гитару "..и каналы тянут руки серые ко мне..", а мы их рисовали...... В общем, соседство с ними было веселым: самые свежие анекдоты, модные песни, все шло от них. Как иллюстрация: анекдот про "дизайнера Иванова", который мне рассказали, как свежайший в 1998, мы услышали от театралов еще в 1984 году.

живые натюрморты

чаепитие

Славик нашёл в театральном училище свою судьбу - недавно серебряную свадьбу справили.
1 курс Музыкальное

В музучилище за Центральным парком, нам приходилось ходить из здания на Октябрьской на общеобразовательные предметы

В музучилище, учащиеся, сидящие там и сям по закуткам со своими балалайками шарахались от нас, как от ненормальных, в ответ на просьбу посидеть минутку для наброска, – хватали свои дудки и убегали. За исключением "народников" всех остальных мы называли "замученные джазом", за их "субтильность" и худобу. Музыкантам было запрещено "закрепощать" руки, и у них с осторожностью проводилась гимнастика, силовых упражений: отжиманий, подтягиваний не было, особенно у пианистов.

Те из нас, у кого было высшее образование (после НГУ поступила в училище)) "откосили" от всех предметов. И даже от физкультуры – "профилирующего", как шутили сами музыканты предмета. Марина Капелюшина, закончившая перед поступлением к нам это самое музыкальное училище( странные всё же "кадры" поступили в училище!) – тоже легко отделалась. Те, кто поступал со средним образованием, вынуждены были ходить (причем, в буквальном смысле: где театральное, а где музыкальное!) на философию и физкультуру. Ну, а уж восьмиклашки и подавно – туда-сюда бегали.

Вызывает уважение тот уровень, на который утвердила этот не главный, несмотря на шутки, для музучилища предмет Альбертина Петровна – зав кафедрой физвоспитания. Все было четко по плану: если кросс - то все как один! Есть справка – ха-ха! – для тех, кто был болен - отдельно кросс проведут! Лыжи – на лыжной базе в Заельцовском парке, а не возле училища, в Центральном парке. Если по плану бассейн, его не заменяли, как в школе баскетболом и волейболом – будешь плыть, хоть с пенопластовой дощечкой, а будешь!

 
«ДЕНЬ ЗДОРОВЬЯ» в бассейне

ещё на первом курсе кто-то завёл рукописный журнал, куда стали писать все кому не лень свои шутливые заметки

Репортаж

Заплывы начались при огромном стечении народа, согнанного со всего города. Буквально не было такого района, который не прислал бы своего представителя.

Спор за первенство разгорелся с первых же 2-3 часов соревнований. Вперед вырвался рыжий пловец, контрастно выделяющийся на незамутненной зеленой глади хлористой акватории. Но, внезапно, ему "перекрыло кислород". Видимо, спортсмен не покурил перед соревнованиями – хотя до победы оставались считанные десятки метров!

Второй претендент на победу, уверенно раздвигая густой бородой воду, прибавил темп... и ... вот… вот она – заслуженная награда: теперь он может раньше всех уйти отсюда!!

Да, так поступают настоящие художники своего дела.

Перед уходом чемпион доверчиво признался нам, что если бы не постоянная загруженность творчеством, он проплыл бы еще быстрее и, соответственно, ещё раньше вернулся бы к своим любимым тюбикам и красочкам.

В заключение, хочется пожелать всем "болельщикам" этого замечательного зрелища – со всякими там липовыми "справками", которые не явились на этот впечатляющий праздник здоровья и спорта, и которым теперь поставлены двойки, и предстоит несомненная пересдача нормативов ГТО – "побольше уделять, что и скажется!"

Интервью с победителем

Корреспондент – Как Вы оценивали свои силы перед стартом?

................................продолжительное молчание........................................

Корр. – Ну, может, Вы были полны веры в них?

................................продолжительное молчание........................................

Победитель(утвердительно): НУ

Корр. – Как Вам помогли в борьбе за победу ваши художественные занятия?

................................продолжительное молчание........................................

Корр. – Возможно, развили глазомер и укрепили руки?

Победитель (с сомнением): НУ

Корр. – Ну, и традиционный вопрос: Ваши творческие планы на ближайшую пятилетку?

................................продолжительное молчание........................................

Корр. – Это правда, что, вдохновясь произведениями прошлого – "Тройка" Перова, "Три богатыря" Васнецова, и пр. – Вы решили создать крупномасштабное полотно "На троих?"

Победитель (иронично): НУ

Корр. – Ну что ж, несмотря на немногословие победителя, мы получили впечатляющий портрет его личности. Хочется напомнить, что Бернард Шоу как-то заметил, что слово да можно сказать тремястами способами. Что уж говорить про "НУ"!!

Здесь я попытался спародировать приём корреспондентов советских времён, когда они брали интервью у заслуженных комбайнёров, доярок, задавая им риторические вопросы, не ожидая от них никаких оригинальных ответов

После физкультуры по субботам мы собирались в мастерской у Бори Ергалиева – он работал художником-оформителем в Музучилище и расслаблялись, слушая истории друг друга, и особенно истории Ильи Фишера из его армейской жизни.

Мой набросок "Илья травит байки из армейской жизни"

1 курс Предметы

В музучилище за Центральным парком, нам приходилось ходить из здания на Октябрьской на общеобразовательные предметы

Основных преподавателей, как говорят музыканты, «по специальности» было два: Александр Сергеевич Чернобровцев – декан факультета; композиция, и Наталья Владимировна Олешко – рисунок, живопись.

Вскоре появился третий – Кириллов – шрифты, шрифтовая композиция.

Он был настоящим Художником – "со всеми вытекающими": к началу учёбы он не успел, так как лежал в больнице с ожогами: заснул с сигаретой в нейлоновой рубашке. Кириллов был выдающимся художником-шрифтовиком, с колоритной внешностью академика: берет, седая бородка клинышком. Он постоянно курил коротенькие болгарские сигареты "Шипка" по 20 копеек, прикуривая одну от другой. Как методист-преподаватель он был "никакой" – на уроке он просил Бориса (старосту курса): – Боря, успокой ты их! Но как личность оказал на нас колоссальное влияние, привив нам любовь и тонкое отношение к шрифту. Понимание что такое ширококонечное перо, почему русское "И" не отражение латинского "N" и другие профессиональные тонкости. Почти все мы перебывали у него дома. Девочки помогали, чем могли: иногда варили, прибирались, ходили за продуктами. А он сидел за наклонным столом, поглядывая в стоящий перед ним маленький телевизор "Таурус", дымя Шипкой и правил наши работы. Он не мог научить, но мог сделать за нас. Начиная показывать, как надо, увлекаясь, Кириллов делал полностью за вас задание. Его надо было останавливать. Перед просмотром в здании музыкального училища, ночью, он многим полностью исправил то, что они понатворили сами. Оценивая наши работы по композиции, Чернобровцев и Кириллов часто имели прямо противоположное мнение. Забавно было наблюдать их споры.

У Кириллова постигал азы шрифтов Древин Владислав Владимирович, пришедший к нам в училище на 3-м или 4 курсе.

Со второго семестра прибавилось фотодело. Его вел член Союза журналистов Завражный, говоривший: Мое призвание быть следователем!

Предмет КОНСТРУИРОВАНИЕ вёл Сазонов из СибСтрИна: играл на дудочке и заставлял клеить кубики.

После него свой курс провел дизайнер Булатов Семен Егорович. С ним мы клеили макеты. Назывался курс - ОБЪЁМНАЯ ПЛАСТИКА . Это был маститый дизайнер: участвовал в разработке интерьера ТУ-144, мотолодки "Обь" (завод от дизайна ничего не оставил, поскольку делались лодки из отходов основного производства), магнитофона "Комета", салонов городского пассажирского транспорта и др. проектах.

 

Борис Ергалиев и Виктор Хорошилов
(Виктор Хорошилов трагически погиб)

Боря Ергалиев (теперь он – Фарид) Возвращение в Уфу этого интересного модерниста ознаменовалось выставкой в одном из залов Союза художников. Фарид Ергалиев художественное образование получил в Новосибирске, периодически живет и работает в Уфе. Нынешняя выставка, несмотря на заявленную серийность (мотивы серии были навеяны музыкальными композициями), дает общее представление о творческой манере автора
1 курс Отметили окончание

Окончание 1 курса твердо решили отметить. В те далекие времена девушки были стыдливы и целомудренны, поэтому ни о какой вакханалии, как сейчас, не могло быть и речи. Договорились просто покупаться, отдохнуть, перекусить на берегу Ини, лучше узнать сокурсников из другой группы. Начиналось все, как и было задумано,.. а кончилось тем, что двое наших встретились в вытрезвителе, куда попали из разных мест города. И директор музучилища (святой человек!) их "проработав", простил.

Виктор Хорошилов
Илья Фишер
2 курс Дом купца Маштакова

После городского пленэра, осенью мы вошли в "свое" здание и начали там обживаться. Нам "отремонтировали" первый этаж - там был большой зал, разделенный перегородками на две комнаты.

Наверху ремонт не делали, и там вскоре пышным цветом расцвела богема. Осенью, на втором курсе стал быстро захватываться не тронутый ремонтом второй этаж здания училища. На нашем курсе было только 2 иногородних, второй курс добавил еще несколько человек, не имевших в городе жилья. Само собой образовалось общежитие, наверху, на аварийном втором этаже, там же стихийно создавались личные и совместные мастерские.

А потом еще девочки облагородили курилку на лестничной площадке, и она превратилась в комнату отдыха. Тут приятно было посидеть за чашечкой кофе или чая, рассуждая о судьбах искусства. Туда заходили и преподаватели: Кириллов любил попить чай, покурить с девочками. А Времена-то были какие! Жуть! Сухой закон. Тотальный дефицит. Отсутствующий городской общественный транспорт. Всё по талонам.

Начался курс истории искусства, который Александр Сергеевич уговорил вести искусствоведа картинной галереи Косенкову Ирину Леонидовну  – старший научный сотрудник Новосибирского государственного художественного музея. Она много времени посвятила истории древнего мира, в частности петроглифам Сибири, ездила в экспедиции с академиком Окладниковым по Енисею, изучая наскальную живопись.


Набранный следующий за нами курс оставили в Театральном, там теперь была "учебка" (как в армии) с Натальей Владимировной Олешко. Она "ставила" всем рисунок.
Но часть занятий у 1 курса проходила "у нас" в здании .

Михаил Лямкин (из следующего за нами курса) вспоминает: "Второй час идут занятия; время от времени через аудиторию проходят какие-то заспанные рожи".

Это мы! Кто кто спускался со второго этажа – со "своих" мастерских, кто подъезжал с улицы – транспорт практически не ходил, ждать автобуса можно было полчаса, и час, и не факт, что сможешь втиснуться в салон, поэтому люди "подтягивались" на занятия когда кто сможет. Никто никого сильно не регламентировал и не "строил".

У нас появился новый преподаватель по живописи и рисунку Николай Айзикаев, закончивший Пензенское училище, затем Мухинское. Диалог Айзикаева(А) с учащимся(у): У- Не вижу цвета! А: - Не видишь?!! Беги за водкой! Сразу увидишь! В рисунке часто возникала ситуация, когда не могли выставить свет на постановке так, как было в прошлый раз. Айзикаев открыл для нас важную истину: Что вы носитесь с этим светом?! Вы поймите - как бы свет не менялся, форма остаётся той же! Можно вообще свет выключить; что, форма от этого изменится?! На живописи, когда жаловались, что начинали при дневном свете, а дописывать приходилось при искусственном (или наоборот): - Отвернитесь вообще от постановки, выберите себе палитру из нескольких красивых смесей и пишите!
Однажды студентку художественного ВУЗа, приехавшую ненадолго из Ленинграда, пригласили провести у нас урок, чтобы позволить нам проникнуться столичными веяниями. Она была человеком фанатично преданным искусству, поступившая в институт чуть ли не с седьмой попытки. Соорудив длинный ряд из натюрмортов, переходящий из одной комнаты в другую, она что-то чертила мелом на полу, вдохновенно говоря о перетекании объемов, воздухе между предметами и т. п. Мы были ошарашены ее напором. Это было не о методике и не о технике, а о чем-то другом, ближе к философии искусства. Подробностей не помню, но мы прониклись.
Этот урок, а также уроки Айзикаева (к несчастью, он вскоре тяжело заболел и не смог преподавать), настроили нас на более свободное видение натуры. В контраст к этому через пару недель появился преподаватель рисунка из СибСтрИна, который только и мог говорить буквально следующее: "там, где тень - штрихуйте; там, где свет - вытирайте резиночкой", и очень тщательно выставлявший свет на постановках. Неделю мы выдержали, потом попросили А.С. Чернобровцева этого преподавателя убрать.
Вот такие были крайности. Но всё же после очередного просмотра Александр Сергеевич пришёл к выводу, что такой подход к живописи годится, может быть для ВУЗа, но не для училища. Надо сначала научиться изображать как можно ближе к оригиналу.

Косенкова Ирина Леонидовна
2 курс Богема

Завоз чешского пива во время сухого закона в эпоху тотального дефицита

Рядом - магазин "Под часами". Мы иногда там пили кофе. Придя однажды перед открытием после обеда (тогда все магазины, даже продуктовые, закрывались на обеденный перерыв), мы увидели чудовищную даже по тем временам толпу, в основном мужчин. Оказалось, привезли чешское пиво. В то время был один сорт пива – Жигулевское. (Вскоре появился ещё сорт тёмного пива – "Мартовское") Да и те "выбрасывали", как говорили тогда – т.е. появлялись в продаже очень редко и тут же "сметались" населением.

Кто-то один из нас не был раздавлен толпой, а донесен этой толпой и прибит к прилавку вторым или третьим! И передал по верху, по рукам толпы ящик пива Праздрой (12%) своим товарищам, стоявшим на крыльце магазина – дальше невозможно было пройти.

2 курс Дом купца Маштакова - прибежище разгильдяев

 

Придя после зимних каникул, мы обнаружили, что батареи в здании не работают. Оказалось, что один из наших студентов, устроивших себе нелегальную мастерскую на втором этаже – Слава Брюханов – устроил потоп и разморозил систему. Он брал воду из батареи и заснул с сигаретой, не закрыв кран. Хорошо, хоть не сжег!

Пришлось нам переезжать в другое здание, которое готовили к ремонту

Слава Брюханов

2 курс Кукольный театр

 

Итак, очередной переезд: в ожидающий капитального ремонта Кукольный театр Это возле "Кобры".

тогда Кукольный выглядел так, как на снимке слева. Это вход. Опять быстро разобрали пустующие помещения под личные и совместные мастерские.

Тут было очень весело! Натурщики-поэты не давали нам скучать.

Был там удивительный человек: Маковский Анатолий, – дальний родственник тех самых знаменитых Маковских. Жил он в Сокуре у знакомой, котороую звали Людмила, она у нас тоже позировала. Маковский имел высшее образование, да ещё какое!! – закончил Московский университет, физмат. Я поражался его Памяти! Он знал много хороших, тогда запрещенных стихов – причём, на память цитировал их !! – Ахматову, Цветаеву, Мандельштама, Галича, и сам писал стихи.

Хотя на многих он производил впечатление слегка "чокнутого" – ну, поэт, что с них возьмёшь, – Анатолий Маковский превосходно играл в шахматы. У него невозможно было выиграть, даже когда он бывал изрядно подшофе, что было почти каждый день после обеда. Что особенно впечатляло: начиная игру в шахматы, он вскоре предупреждал через сколько ходов тебе будет поставлен мат! Рассказывал мне, что хотел создать "Теорию ВСЕГО". Тогда я смеялся в душе над этим, но потом выяснил, что это вполне себе научная тема, и ничего такого уж необычного в ней нет.

К нему вскоре стали приходить его друзья по литературному объединению, часто не совсем трезвые, но кто из нас без греха? К тому же - поэты! Что с них взять. При этом все было чинно-благородно. Обычно до обеда все было нормально, алкоголь тогда продавали с 14 часов, после обеда натура засыпала, позируя.

Однажды мы зашли в класс после перекура, смотрим, девушки со смешками выходят из помещения. Оказалось, Маковский, позировавший "обнажёнку" в плавках, слегка расслабился после обеда и заснул как-то неудачно: так, что у него вывалилось все "хозяйство" наружу.

Его подруга Людмила была с переломами конечностей. Она говорила: моя литературная тема – зэки. У кого-то из них она брала интервью, и пришлось выпрыгивать из окна.

В общем такого количества богемных людей я не видел ни до ни после.

Тогда у нас стал преподавать Гранкин Владимир Михайлович.

После 2 курса летнюю практику решили устроить в Сузуне – районном центре НСО, на базе детской художественной школы.

сейчас - Руководитель службы инкассации Новосибирского Муниципального банка
 
Сузун-86 Летняя практика после 2 курса

После просмотров, решили выдвинуть в Сузун "на место" троих людей, чтобы подготовить всё необходимое для пребывания там всего курса – Сашу Кобцева (17лет), Бориса Ергалиева (33года) и Виктора Хорошилова (28 лет).

творчество А. Кобцева

Сузун-86 Хроника подготовки к летней практике

12 июня 1986 года

"Накатили" за первый этюд. Прилежно выполняя распорядок дня, хранящийся в голове у Витька в 23.30 разведчики устроились на ночлег в кабинете директора. В 24.00, строго по расписанию, все трое спали, как пожарные кони, завернувшись в поролон и обрывки драпировок, подсунув под себя общественные табуретки. Спалось погано, ой погано!..

13 июня 1986 года

Тринадцатое число не преминуло сказаться на здоровье всех и, особенно, Бориса. Который, идя на двор, яростно боролся с головокружением, стараясь сбить как можно меньше гипсовых статуй в полутемном коридоре художественной школы. Но не прошло и дня, как влияние проклятого числа отпустило. Зато Витек чувствовал себя все хуже. Дважды накатил - чутка отлегло. Под это дело сходили в баню, купив по дороге мячик, для игры в "бей-беги". Отметили баню и покупку, клянясь, что завтра же начнем работать по-настоящему. А щас еще по разу! Ночью разыгралась жуткая гроза. Темно-розовое небо то и дело разрезалось длинными острыми бликами молний, а ветки скукоженных под порывами ветра деревьев отчаянно хлестали в стекла окон. Но все перебивал брейк, изрыгавшийся с не менее страшным скрежетом из раздолбанного магнитофона. В 24.00 - Отбой. На эту ночь взяли из кабинета директора партию затасканных штор. Ночью-то - "колотун".

14 июня 1986 года

- Подъем. Умывшись из чайника, лениво поплелись на школьный стадион проводить футбольную разминку. Мячик пинали молча, особенно Витек. По размокшей земле было трудно передвигаться. Борис и Санек часто падали, пытаясь проявить свои скоростные качества.Завтрак, обед, а иногда и ужин совмещали, так как начали ходить на этюды, несмотря на мошкару и бродящих где попало коров. Вечером ветер сначала скис, а потом ударил гром и… накатили. - Ладно,- сказал Витек, отрезая кусман деревенского каравая,- завтра завязываем! Неожиданно выяснилось, что директор запер свой кабинет. Теперь на каждого приходилось по два листка тонкого поролона и по одной шторе. Надели на себя все, что было.

15 июня 1986 года

С утра шел дождь, поэтому решили чуть-чуть отдохнуть, а завтра, вместе со всеми начать работать. Но вдохновение выгнало всех на этюды. Мы заметили, что здесь имеется одна хорошая традиция - по ночам льет дождь. Так было и в эту ночь, но продолжался и большую часть следующего дня. И вообще день начался с неприятностей: наша сборная по футболу проиграла бельгийцам, а Витек на 28-м году жизни обнаружил у себя седой волос. Но в целом адаптация к сельскому образу жизни проходила хорошо, за небольшим исключением. Боря стал говорить рифмами: таракан-маракан, крыса-мрыса и т. п. Виктор же, ходивший весь учебный год с грязными руками и днями ничего не евший, теперь не менее пяти раз в день моет даже бороду. А ест больше всех. Из экономии со столовой завязали. Устроили пир, накупив консервов и хлеба. Вечером, когда ослабевшее за день солнце окрасило облака в розовый цвет, коллектив снова взялся за мячик, страшно запинывая резинового друга о кирпичную стенку гаража. Борис 2 раза мощными ударами переносил мяч в чужие огороды. Около часу ночи, уставшие и голодные игроки, бросили кости на свои шелковые скользкие кровати. И каждый с грустью подумал, что это последний день спокойной жизни. Скоро приедут сокурсники и вместе с ними эта пустынная школа превратится в дурдом. Пусть не сразу, пусть постепенно. Но в дурдом, дурдом

После пленэра, на следующем курсе оказалось, несмотря на заверения строителей, ремонтирующих "наше основное здание" – оно не готово к приёму учащихся.

кросс перед окончанием 2 курса на том месте, где сейчас "Хоккайдо"

 

пленэр на берегах Сузунки

Перед отъездом из Сузуна. Возле ДХШ
3 курс"Картинка"

В сентябре, оказалось, то ли власти решили, наконец, начать ремонт здания под Кукольный театр, а может, оно окончательно развалилось с нашей помощью, уже не помню, но и оттуда нам пришлось уезжать. И нас приютила картинная галерея ныне – Художественный музей. Под честное слово, что мы будем себя хорошо вести.

Здесь преподавателями появились "львовяне"– закончившие Львовское художественно-промышленное училище.

Анатолий Крюков стал деканом, позже заслуженный художник России — гобеленщик (Иркутское училище, затем Львовское).

"Львовяне" на 3 курсе

Преподаватели – Роман Вышинский, Крахмалев, Зинченко и Василий Захарук. К тем порам учащихся стало уже три курса. Молодежь была разная, были и дебилы: кто-то надумал кататься на скейтборде по длинному коридору картинной галереи на нашем этаже. Внизу как раз шла экскурсия. Прибежала тетенька, скандалила, кричала, причитала. Пришлось делать внушение молодым.

В огромном зале умещались 30 мольбертов

Посередине стоял подиум, на котором на одеяле лежала обнажёнка. Крюков заставил нас (монументалист!) делать рисунок фигуры не на пол-листа ватмана, как было раньше, а на полном листе, а лучше ещё больше – на рулонном ватмане, мотивируя тем, что, чем меньше размер, тем проще скрыть ошибку в построении. А надо, в идеале, чтобы этих ошибок не было вообще.

 

Крюков указывает на погрешности в рисунке
деканом стал Крюков
"Картинка" – картинная галерея, еще недавно – здание обкома (или горкома) Партии (КПСС)

Борис Ергалиев и Гранкин

фото Кобцева А., или Татаринова Р. —>

 

Прозвища Гранкин вел у нас рисунок и живопись. Видя, что кто-то сачкует, он говорил: "Порисуй, родной, хуже не будет!"

Поэтому мы стали звать его "Родной". – "Родной-то пришел уже?".

Архитектурную композицию преподавала Альбина Павловна Паутова (Московский художественно-промышленный институт (б. Строгановское). Кобцев ее прозвал "Клаузура" – это первое упражнение, которое задала нам Альбина Павловна на своем занятии – создание фактуры с помощью всяких нетрадиционных материалов: соли, сахара, крупы, риса.

3 курс"последний просмотр"
 

2014 год — 30 лет творческо-преподавательской деятельности Олешко Н.В.

artdes2005@gmail.com 8 952 905 0346 в контакте